Наказание за ложные сведения, порочащие репутацию компании

Далеко не все негативные высказывания о работе компании, ее сотрудниках и руководстве, каким бы экспрессивными и злобными они ни были, могут быть опровергнуты и компенсированы  в силу закона. Где находится  грань между наказуемыми, порочащими организацию сведениями и информацией, опровержения которых  можно требовать по закону, и оценочными суждениями, которые вправе высказывать  каждый.

Каждый человек, будь то журналист или бизнесмен, имеет право выражать свое мнение. Однако далеко не все способны спокойно воспринимать нелестные отзывы о своей работе и работе родного предприятия.

Вполне естественно желание, а кто-то слышит о себе и своей компании неприятные отзывы, с которыми он не согласен, заставить злослова не только извиниться и «забрать свои слова назад», но и заплатить за пошатнувшуюся репутацию. «Если руководитель фирмы решит, что из-за чьих-то необъективных суждений имидж предприятия поставлен под угрозу и будет готов требовать опровержения ложных утверждений в суде, – предупреждает московский адвокат Сергей Воронин, – то прежде всего ему следует разобраться – есть ли в возмутившей его информации факты, которые можно легко проверить, или все это – лишь оценочные суждения, мнения или убеждения отдельно взятых лиц». Этот совет адвоката очень важен. Дело в том, что, согласно довольно обширной судебной практике, оценочные мнения не являются предметом судебной защиты. В подтверждение этих слов смотрите Постановления ФАС Поволжского округа по делу № А12-7842/2012 от 5 марта 2013 года, Десятого арбитражного апелляционного суда от 9 июля 2012 года по делу № А41-2698/12, ФАС Волго-Вятского округа от 5 сентября 2011 года по делу № А28- 12650/2010, от 15 февраля 2011 года по делу № А31-2206/2010 и так далее, таких решений очень много.

Так как же отличить факты от «свободных размышлений на заданную тему»? Во-первых, фактическими можно назвать те события, которые реально произошли и которые могут быть проверены на предмет соответствия их действительности. Оценочные же суждения выражают отношение к фактам, оценивают их значение, и происходит это по чисто субъективным понятиям и представлениям отдельного человека, выражающего свою точку зрения. Во-вторых, оценочные суждения нельзя проверить на подлинность, поскольку, грубо говоря, эталона или инструмента, способного установить истинность того или иного высказывания или мнения не существует. Факты же легко поддаются проверке и доказыванию их существования. Кроме этого, оценочные суждения могут содержать аллегории (например, «выжали все соки») или сатирические обороты, тогда как при констатации фактов ни того, ни другого быть не может (сатирически оттенок изложению факта способен придать сам автор, но тогда это снова получается выражение его мнения). Также отмечу, что выражение собственного мнения не должно содержать клеветы, иначе данное право «перерастет» в уголовную ответственность.

На заметку

Согласно пункту 7 постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 года № 3, истец, обвиняющий кого-то за неосторожные слова, должен доказать, что возмутившие его сведения — действительно порочащие, а также что ложная информация исходит именно от того лица, к которому предъявлен иск. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств суд не может удовлетворить требование.

Кроме вышеперечисленного, при высказывании собственных взглядов на то или иное фактическое событие могут использоваться обороты типа: «по-видимому», «наверное», «скорее всего», похоже на то, что…», или такие оценочные слова как «противно», «некрасиво», «очень грубо», «нечестно». Это конечно, необязательно, но присутствие подобных конструкций как нельзя лучше иллюстрирует, что обидные фразы – это точно оценочные суждения. И если компания попытается оспорить истинность утверждений, изложенных таким способом, в суде, то арбитры, скорее всего, не поддержат это требование. Далее, на примере одного судебного разбирательства попробуем разобраться, какие же высказывания можно считать оценочными суждениями, то есть теми, за которые злослову ничего не будет, а какие – порчащей честь и достоинство информацией, за которые придется заплатить опровержением и рублем.

Вам письмо

Не так давно одна питерская компания все же попыталась привлечь к ответу своих бывших компаньонов-исполнителей, написавших о них в высшей степени неприглядное письмо одному из потенциальных партнеров по бизнесу.И вышло так, что некрасиво расставшиеся когда-то заказчик и исполнитель встретились вновь, но не при изготовлении проектной документации, а в арбитраже, пытаясь решить, повредили ли слова экс-исполнителя деловой репутации компании-заказчика.

Главным образом возмущение истца вызвали следующие обороты: «Наша проектная группа..., состоявшая в основном из женщин, работала на вышеназванных господ в течение трех лет, послушно выполняя их прихоти»; «...в свой адрес и адрес моих коллег от Директора компании лично было услышано немало хамства и унижений»; «Обидно, что с фирмами более солидными и представленными мужским полом разговор велся другим тоном. Противно смотреть было»; «...эти люди пойдут на все, лишь бы не заплатить деньги»; «И, в конечном итоге, важны даже не деньги, которые они нам не заплатили, а само отношение к нашей работе, к людям, которые честно отработали и старались для этого же заказчика. Выжали из нас все и “вытерли ноги”».

По мнению бывшего заказчика, все, что было написано в этом письме, совершенно не соответствует действительности, и, в довершение всего, негативно характеризует как предприятие в общем, так и его руководство в частности, поскольку их имена упоминались отдельно и сопровождались далеко не лестными характеристиками, что, в свою очередь, способно оказать отрицательное влияние на деловую репутацию. Поэтому изначально было решено оформить два отдельных исковых заявления – от фирмы и от руководителя, объединенных впоследствии в одно производство. Соответственно, в зале суда присутствовало два соистца – предприятие- заказчик и его директор, и два соответчика – фирма – экс-исполнитель и ее руководитель. Суть исковых требований заключалась в том, чтобы признать сведения, изложенные в письме, не соответствующими действительности, а также обязать ответчиков написать другое письмо, которое бы опровергало первое, и взыскать около полумиллиона рублей в качестве компенсации вреда, причиненного деловой репутации. Кроме того, истец-директор дополнительно запросил компенсацию морального вреда.

Обидные, но ненаказуемые

Чтобы правильно разобраться в ситуации, судьи сразу предложили отправить письмо на лингвистическую экспертизу. Изучив содержание спорных высказываний, эксперт отметил, что они содержат ряд утверждений о фактах, описывающих реальные обстоятельства, а также сопровождающую указанные утверждения оценочную и преимущественно негативную, информацию. Но все вышеперечисленные утверждения и суждения, отражающие мнение автора относительно компании-истца и ее директора, по мнению эксперта, носят чисто оценочный характер, и их нельзя проверить на соответствие действительности.

На заметку

Если руководитель фирмы решит, что из-за чьих-то необъективных суждений имидж предприятия поставлен под угрозу и будет готов требовать опровержения ложных утверждений в суде, то прежде всего ему следует разобраться — есть ли в возмутившей его информации факты, которые можно легко проверить.

Получив такие выводы, судьи отметили, что по нормам статьи 152 ГК РФ граждане или организации могут требовать в судебном порядке опровержения сведений, порочащих их честь, достоинство или деловую репутацию (если, конечно, распространитель таких сведений не докажет, что они соответствуют действительности). В свою очередь арбитры подчеркнули, что порочащими сведениями являются те, которые содержат утверждения о нарушении гражданином или юридическим лицом действующего законодательства, совершении нечестного поступка, неправильном, неэтичном поведении в личной, общественной или политической жизни, недобросовестности при осуществлении производственно-хозяйственной и предпринимательской деятельности, нарушении деловой этики или обычаев делового оборота, которые умаляют честь и достоинство гражданина или деловую репутацию гражданина либо юридического лица. А под распространением сведений, порочащих деловую репутацию граждан и организаций, следует понимать опубликование таких сведений в печати, трансляцию по радио и телевидению и других СМИ, распространение в сети Интернет, а также с использованием иных средств телекоммуникационной связи, изложение в служебных характеристиках, публичных выступлениях, заявлениях, адресованных должностным лицам, или сообщение в той или иной, в том числе устной, форме хотя бы одному лицу.

После этого судьи обратили внимание на пункт 7 Постановления Пленума ВС РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц», согласно которому истец, обвиняющий кого-то за неосторожные слова, должен доказать, что, во-первых, возмутившие его сведения – действительно порочащие, и, во-вторых, что ложная информация исходит именно от того лица, к которому предъявлен иск. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств суд не может удовлетворить иск. Более того, в пункте 9 Постановления Пленума ВС РФ № 3 также разъяснено, что при рассмотрении подобных дел следует четко различать утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке статьи 152 ГК РФ, поскольку являются выражением субъективного мнения и взглядов ответчика и не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

Судьи еще раз напомнили сторонам о заключении эксперта и сделали вывод, что оспариваемые истцами фразы являются оценочными суждениями, и поэтому признать их несоответствующими действительности нельзя (Решение Арбитражного суда города Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 17 ноября 2014 г. по делу № А56-12211/2014).

После этого представители истца обращались в апелляционную и кассационную инстанции. Но ответ арбитров был всегда один и тот же – раз оспариваемые высказывания признаны оценочными и выражают личное мнение ответчика, то выяснить, насколько они соответствуют жизненным реалиям, и соответствуют ли они им вообще, не представляется возможным. А раз так, то опровергнуть и компенсировать их тоже нельзя (Постановления Тринадцатого арбитражного апелляционного суда от 9 февраля 2015 г. и ФАС Северо- Западного округа от 19 июня 2015 г. по делу № А56-12211/2014).

Вместо итогов

Обратите внимание, все вышесказанное отнюдь не означает, что человек или организация беззащитны перед злыми языками, а оценочные негативные высказывания в любом случае останутся безнаказанными. Например, обиженная компания или ее сотрудник вполне могут «отплатить той же монетой», начиная с ответа в таких же выражениях и заканчивая собственным комментарием на освещенное обидчиком событие, рассмотрев его под другим углом и предложив иную оценку или трактовку (п. 3 ст. 152 ГК РФ).