К чему может привести неуплата налогов и сборов

Зачастую доначисление налоговым органом крупной суммы налогов, пеней и штрафов может привести к тому, что у компании не хватит денежных средств для погашения всей задолженности по налоговым платежам.

Под угрозой невыполнения из-за нехватки финансов могут оказаться и обязательства компании перед поставщиками и подрядчиками, а это может привести к банкротству (несостоятельности) налогоплательщика.

По данным за первое полугодие 2015 года можно судить о том, что более половины всех заявлений о признании должника банкротом заканчиваются вынесением решения не в пользу должника.

Должники Поступило заявление
о признании должника банкротом
Принято решение о признании банкротом
и об открытии конкурсного производства
сельскохозяйственные организации 142 63
финансовые и кредитные организации 66 23
граждане 24 6
индивидуальные предприниматели 2382 1038
иные организации и предприятия 18 996 6627

При этом заявления о признании должника банкротом поступают:

от самого должника 2 887
от кредитора 13 236
от уполномоченных органов 5575

Если должник признан банкротом, это не значит, что он освобождается от своих обязанностей по погашению долгов.

При этом если основная задача при банкротстве должника – возврат долгов кредиторам (в том числе и государству) – не выполнена, то к ответственности по погашению долгов (субсидиарной ответственности) привлекаются другие лица.

Рассмотрим два судебных дела, где к субсидиарной ответственности были привлечены бывшие руководители компаний.

Дело № 1

Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа
от 23 июля 2015 г. № Ф03-2666/2015 по делу № А73-3087/2013

Инспекция Федеральной налоговой службы обратилась в арбитражный суд с требованием привлечь бывшего руководителя компании – должника к субсидиарной ответственности.

Все началось с того, что в результате проведенной налоговой проверки общества было выявлено занижение налогооблагаемой базы по налогу на прибыль и НДС. Тогда еще руководитель общества сознательно вносил недостоверные сведения в документы налоговой отчетности, преднамеренно занижал размер денежных средств, которые подлежали уплате в бюджет. Инспекция вынесла решение о доначислении обществу налога на прибыль в сумме 31 051 695 рублей и налога на добавленную стоимость в размере 27 702 457 рублей.

С указанными требованиями руководитель общества не согласился и обратился в суд. Но приговором районного суда он был признан виновным в совершении уголовного преступления – уклонение от уплаты налогов с организации путем включения в налоговую декларацию заведомо ложных сведений, совершенное в особо крупном размере, и ему было назначено наказание в виде штрафа в размере 200 000 рублей.

С того времени бизнес терпел убытки и, так и не заплатив положенную сумму по налогам, руководитель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании компании банкротом. Основанием для обращения общества в арбитражный суд с заявлением о банкротстве стала невозможность выплаты в федеральный бюджет дона-численных обязательных платежей.

По данному заявлению была назначена процедура «наблюдение» и составлен реестр требования кредиторов, среди которых в третьей очереди были требования ИФНС, долги перед которой с учетом пени и штрафов выросли до общей суммы 84 947 815,37 рублей.

Арбитражные судьи указали, что из пункта 3 статьи 56 Гражданского кодекса следует, что если несостоятельность (банкротство) юридического лица вызвана учредителями (участниками), собственником имущества юридического лица или другими лицами, которые имеют право давать обязательные для этого юридического лица указания, либо иным образом имеют возможность определять его действия, то на таких лиц в случае недостаточности имущества юридического лица может быть возложена субсидиарная ответственность по его обязательствам.

Назначенный судом конкурсный управляющий утверждал, что в период исполнения своих обязанностей руководитель общества не совершал умышленных действий, направленных на заключение фиктивных договоров, а привлечение к уголовной ответственности еще не означает однозначное и неоспоримое наличие вины руководителя для вынесения решения о привлечении его к субсидиарной ответственности.

При этом к числу лиц, на которых может быть возложена субсидиарная ответственность по обязательствам признанного несостоятельным (банкротом) юридического лица, относятся, в частности, лицо, имеющее в собственности или доверительном управлении контрольный пакет акций акционерного общества, собственник имущества унитарного предприятия, давший обязательные для него указания.

На основании пункта 4 статьи 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по денежным обязательствам должника и (или) обязанностям по уплате обязательных платежей.

Таким образом, руководитель общества в силу своего должностного положения являлся лицом, действия (бездействие) которого могли непосредственно привести к привлечению должника к ответственности за совершение налогового правонарушения, выявленного налоговым органом при проведении выездной проверки.

При этом привлечение к уголовной ответственности в виде штрафа по приговору суда не может являться основанием для освобождения его от субсидиарной ответственности.

Арбитражный суд удовлетворил требование налоговой инспекции, поскольку неправомерные действия руководителя привели к неблагоприятным последствиям для компании-должника в виде доначисления налогов, пеней и штрафов, неуплата которых явилась основанием для признания общества банкротом.

В похожей ситуации оказался и руководитель одной из компаний в Республике Мордовия (см. Дело № 2), но ему также не удалось доказать свою непричастность к банкротству фирмы.

Дело № 2

Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа
от 14 июля 2015 г. № Ф01-2604/2015 по делу № А39-1278/2014

Инициатором обращения в арбитражный суд также выступила ФНС. В иске было отражено требование привлечь руководителя компании к субсидиарной ответственности в сумме задолженности по уплате налогов, а также пеней и штрафов, образовавшихся за время неуплаты.

Как и в предыдущем деле, основанием для признания общества несостоятельным (банкротом) явилась задолженность по налогам, выявленная в результате выездной проверки. Физическое лицо, исполняя полномочия директора и бухгалтера общества, вносило в налоговые декларации заведомо недостоверные сведения. За это нарушение законодательства оно было признано виновным в совершении противоправных действий, и приговором районного суда привлечено к уголовной ответственности за уклонение от уплаты налогов с организации в особо крупном размере, а также за подделку документов.

При этом денежных средств общества не хватило для погашения задолженности по доначисленным налоговым платежам и закрытия всех обязательств общества перед поставщиками и подрядчиками. Поэтому Арбитражный суд Республики Мордовия признал должника несостоятельным (банкротом) и открыл в отношении его имущества конкурсное производство. В реестр требований кредиторов должника были включены и требования ФНС России.

Контролирующие должника лица солидарно несут субсидиарную ответственность по его денежным обязательствам с момента приостановления расчетов с кредиторами по требованиям о возмещении вреда, причиненного их имущественным правам в результате исполнения указаний контролирующих лиц, или исполнения текущих обязательств при недостаточности его имущества, составляющего конкурсную массу.

Руководитель должника несет субсидиарную ответственность по его обязательствам, если документы бухгалтерского учета и (или) отчетности к моменту вынесения определения о введении наблюдения или принятия решения о признании должника банкротом отсутствуют или не содержат информацию об имуществе и обязательствах должника (п. 5 ст. 10 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

По мнению бывшего директора общества, к моменту принятия решения о признании должника банкротом он был уволен с занимаемой должности руководителя общества, и ему не было известно о возбуждении дела о банкротстве и о необходимости передать конкурсному управляющему бухгалтерские и иные необходимые документы.

Но судьи учли, что физическое лицо до передачи ему полномочий руководителя являлось главным бухгалтером общества и самолично вносило недостоверные данные в отчетность компании.

Арбитры расценили увольнение бывшего директора компании по собственному желанию как попытку избежать субсидиарной ответственности по обязательствам должника.

Материалами дела установлено, что руководитель должника исказил бухгалтерскую отчетность, создал фиктивный документооборот с целью уклонения от уплаты налогов в отсутствие реальных хозяйственных операций, а его действия по обналичиванию денежных средств привели к недостаточности имущества должника для удовлетворения требований кредиторов.

Таким образом, судьи пришли к выводу о правомерном привлечении бывшего руководителя компании к субсидиарной ответственности на основании пунктов 4 и 5 статьи 10 Закона о банкротстве в связи с искажением бухгалтерской отчетности.