Верховный суд разбирался, как часто арбитражный управляющий может привлекать аудиторов

Налоговая пожаловалась в суд на конкурсного управляющего должника, который, по ее мнению, необоснованно нанял аудиторов и оплатил их услуги. Три инстанции встали на сторону налоговиков, указав, что управляющий ранее трижды привлекал эту аудиторскую фирму и заплатил ей уже больше 3 млн руб. Управляющий дошел до Верховного суда, где продолжал настаивать, что действовал в рамках закона.

Управление ФНС – кредитор обанкротившегося завода "Аккумулятор" – обратилось в АС Курской области с жалобой на действия конкурсного управляющего Дмитрия Иванова*. Налоговая считала, что управляющий необоснованно заключил договор на оказание оценочных и аудиторских услуг с фирмами "Ариадна" и "Аудит-пром". Кроме того, УФНС настаивало, что Иванов ненадлежащим образом исполнил свои обязанности, не приняв мер по оспариванию сделок завода со Сбербанком. Суд частично удовлетворил требования налоговиков, признав, что управляющий необоснованно нанял аудиторскую фирму "Аудит-пром" для проверки финотчетности должника за 2014 год и заплатил ей 460 000 руб.

АС Курской области указал, что, согласно положениям закона о банкротстве, арбитражный управляющий обязан привлекать аудитора лишь для установления достоверности бухгалтерской отчетности в ходе анализа финансового состояния должника. При этом в 2013 году Иванов уже нанимал специалистов "Аудит-пром" для проведения аудиторской проверки и заплатил им 2,19 млн руб., а в 2014-м заключил с компаний еще два договора (для анализа выбытия основных и транспортных средств) с размером вознаграждения 740 000 и 330 000 руб. Таким образом, текущие расходы управляющего на аудиторов составили 3,26 млн руб. По мнению суда, повторное привлечение аудитора в конкурсном производстве не обусловлено ни нормами закона о несостоятельности (банкротстве), ни нормами закона об аудиторской деятельности. Иванов попытался оспорить это решение, но апелляция и кассация согласились с выводами первой инстанции.

Тогда управляющий пожаловался в ВС. Он сослался на неправильное применение судами положений закона об аудиторской деятельности, поскольку наличие у должника к концу года активов на сумму, превышающую 60 млн руб., "свидетельствует об обязательности подтверждения сдаваемой финотчетности аудиторским заключением". Отсутствие в законодательстве каких-либо исключений сохраняет такую обязанность и в процедуре конкурсного производства, полагает Иванов. А за неисполнение обязанности по проведению аудита финансовой отчетности должника управляющему грозит административная ответственность, подчеркнул он.

На заседании 19 июня представитель управляющего указал, что если закон о банкротстве не предусматривает повторного привлечения аудиторов в конкурсном производстве, это не значит, что он запрещает это делать. А совершение управляющим действий по надлежащему исполнению своей публично-правой обязанности не может квалифицироваться как недобросовестное поведение. Представитель налоговой, в свою очередь, настаивал на том, что не было необходимости проводить аудит. "А если бы завели административное дело, посчитали бы по-другому?" – поинтересовалась председательствующая судья Ирина Букина. В таком случае, по мнению представителя УФНС, если управляющий действовал добросовестно, можно было бы применить ст. 2.7 КоАП. Согласно ей, не является административным правонарушением причинение лицом вреда охраняемым законом интересам в случае крайней необходимости. В этом же случае "вред предотвращенный меньше, чем причиненный", подчеркнул представитель налоговой. Он также сослался на то, как тяжело собрать конкурсную массу и как легко ее потратить, например, каждый год привлекая аудиторов.

Однако экономколлегию не убедили доводы УФНС, она отменила акты нижестоящих инстанций в части признания необоснованным привлечение управляющим аудиторов. В удовлетворении жалобы налоговиков в этой части "тройка" ВС отказала.